Сертификация в бизнес-коучинге по российским стандартам: взгляд изнутри

Наверняка, вы уже слышали о коучах, которые заявляют о квалификации СБК, СПК, СБК или СПБК. Так обозначается уровень сертификации бизнес- и лайф-коуча по российским стандартам. Это новые уровни сертификации по российским стандартам. Пока не для всех привычны эти аббревиатуры. Не всем понятно, зачем нужна сертификация. А если нужна, то как ее получить? Поговорили об этом с Татьяной Руссу, руководителем Независимого подразделения по сертификации Национальной федерации профессиональных менторов и коучей, преподавателем Университета Global Coaching и сертифицированным коучем СПБК.

Татьяна, насколько мне известно, на сцене российской сертификации ты выступаешь сразу в нескольких ролях. Ты - руководитель Независимого подразделения по сертификации НФПМК, ментор и асессор по российским стандартам. Кроме того, ты - сертифицированный профессиональный бизнес-коуч (СПБК) и сама работаешь с клиентами по российским компетенциям. Как ты к этому пришла?

Когда Александра Прицкер, президент Национальной федерации профессиональных менторов и коучей, создавала российские компетенции, она проделала титанический труд - изучила компетенции известных коучинговых организаций, которые есть в мире. В итоге получилось 10 компетенций, которые потом почти год обсуждались и дорабатывались с представителями российского бизнеса, заказчиками и коучинговым сообществом.

Александра предложила мне подключиться на этапе финальной доработки компетенций, потому что у меня есть опыт разработки компетенций для бизнеса, я ментор и асессор по международным стандартам. Для меня это было, конечно, очень захватывающе. И, конечно же, очень интересно с профессиональной точки зрения быть причастной к созданию российского стандарта в коучинге. Пришлось тоже поизучать международный и российский опыт, ночами посидеть над ясностью формулировок.

Стало понятно, что в НФПМК нужно создавать подразделение по сертификации. Александра предложила мне его возглавить, а я пригласила к участию в работе Комитета моих коллег-коучей Екатерину Лютину и Артема Тихонова. Кроме сертификации в наши задачи входит продвижение российских стандартов.

У меня сложилось впечатление, что российские компетенции отчасти похожи на те одиннадцать, что были раньше в ICF. Насколько это так?

Если взять компетенции других ассоциаций, наших и зарубежных, они все похожи. Партнерство, слушание, целеполагание, вопросы и т.д. То, что Томас Леонард разработал в 1994 году, живет и дышит, и в ближайшем будущем глобально вряд ли изменится, так как это - база коучинга. Но каждая ассоциация привносит что-то свое. И компетенции начинают играть новыми гранями. Зная и умея их применять, коуч начинает раскрывать свое мастерство.

Приведи примеры, пожалуйста.

Проявление коуча и прямая коммуникация вынесены в отдельную компетенцию №8. В ней подробно описано, что и как должен делать коуч, чтобы не держать при себе все мысли и идеи, которые рождаются в сессии, а делиться ими. Это позволяет клиенту увидеть более масштабную картину своего запроса.

Знаешь, именно эта компетенция часто становится “камнем преткновения” на сертификации. Иногда присылают сессии со словами “я прошел/прошла на РСС”. Подразумевая, что это автоматически подтверждает и российский уровень тоже. Но она не соответствует требованиям российских стандартов! Слушаешь и наблюдаешь сессию, и понимаешь, что коуч прям “зеркало-зеркало”, аж холодно становится. Он действует только вопросами. Порой этого недостаточно, чтобы у клиента появились новые осознания. Часто именно идея или интуитивная мысль коуча помогает выйти за привычные рамки. Но многие коучи боятся это делать, потому что здесь проходит тонкая грань между директивностью и партнерством. Ее важно почувствовать и применить на практике. Кстати, я хочу сказать, что Александра Прицкер очень хорошо объясняет это на обучающем курсе подготовки к российской сертификации. Вы получаете опыт “из первых рук”.

Кроме того, на мой взгляд, в российских компетенциях более глубоко проработана компетенция №3 “Соглашения на сессию”. Исследование контекста, актуальности запроса, связь запроса не только с долгосрочной целью, но и системой, в которой живет и работает человек.

Здесь очень широкое поле для исследования отражено в маркерах. Например, в аналогичной компетенции ICF всего 4 маркера. В российском стандарте их 5 на первом уровне (СБК - сертифицированный бизнес коуч или СКС-сертифицированный коуч-специалист) и еще 6 на втором уровне (СПБК - сертифицированный профессиональный бизнес-коуч и СПК - сертифицированный профессиональный коуч). Такое подробное описание помогает лучше понять, что и как нужно делать, чтобы клиент максимально точно сформулировал свой запрос. Кстати, в российской модели компетенций есть еще и “анти-маркеры”: что коуч не должен делать. Учитывая их, проще пройти сертификацию.

Татьяна, расскажи, пожалуйста, о процессе сертификации. Как это проходит? Насколько это сложно?

На мой взгляд, очень просто. Нужно пройти обучение на любой сертифицированной программе, которая принимается Национальной федерацией профессиональных менторов и коучей (их можно посмотреть на сайте). Быть членом НФПМК. Разобраться в особенностях российской сертификации и прислать нам сессию на ассессмент. .

Чаще всего мы сталкиваемся с двумя сложностями. Первая - когда коуч считает, что российская сертификация “автоматически” присваивается всем обладателям международной квалификации. Здесь мы придерживаемся жесткой позиции: мы не выдаем сертификат “просто так”. Нам важно, чтобы потребности российских заказчиков коучинга были учтены через понимание российских компетенций.

Вторая сложность - образование. В момент, когда мы объявили о российской сертификации, нам стали присылать много сессий от специалистов, которые лишь отдаленно являются коучами. Это консультанты, тренеры, наставники, менторы, которые сами себя именуют “коучами”. Как правило, они имеют хорошее образование в смежных сферах. Но здесь для нас, сертифицирующего подразделения НФПМК, важно сохранить понятие “чистый коучинг”, чтобы его не смешивали с другими услугами.

Кстати, если коуч с первого раза не прошел сертификацию, я, как асессор, даю краткую обратную связь, на что можно обратить внимание, что исправить. И у человека есть еще полгода, чтобы улучшить свои компетенции и прислать новую сессию на проверку. Прорабатывать компетенции можно с ментором или на курсе подготовки к сертификации.

Первый поток обучения для сертификации по российским стандартам завершен. Что важно учесть тем, кто пойдет учиться на следующие потоки?

В конце прошлого года завершили обучение 3 группы: две - бизнес-коучи на уровень СБК и СПБК, и одна группа - лайф-коучи СКС и СПК. Опыт сертификации выпускников показал, что особенности российских компетенций все поняли хорошо. Их сессии действительно отличаются от того, что я видела как ментор по международным стандартам. Но порой не хватает практики. Потому что мало услышать, как Президент НФПМК и автор компетенций Александра Прицкер рассказывает о них. Важно практиковать и внедрять новый подход в свои сессии. Или прорабатывать их с ментором..

Кстати, в марте запускается программа обучения менторов по российским стандартам. Этих специалистов, прямо скажем, сейчас огромный дефицит. Те, кто обучится менторингу по компетенциям НФПМК в ближайшее время, станут очень востребованными в российском коучинге.

То есть, обучение по специализации все же важно. Расскажи про курс, как он проходит?

Курс подготовки к сертификации построен следующим образом: есть видео-уроки от Александры Прицкер. Хочу еще раз подчеркнуть, что она - автор компетенций и прекрасный преподаватель. Поэтому получать информацию из первых уст - это очень ценно.

Есть демо-сессии от Александры, в которых она на своем примере показывает, как компетенции проявляются в сессиях.

Есть практики между студентами и вебинары в формате “вопрос-ответ” от Александры. .

Мы обучаем коучей на бизнес и лайф специализации по двум уровням - первый (СБК и СКС) и профессиональный (СПБК и СПК). Логика такая же, как в привычных многим АСС и РСС.

Отличия между уровнями - в глубине понимания и выполнения компетенций. Первый - это база, что должен уметь делать коуч. Это хорошее, “крепкое” понимание коучинга, структуры сессии, инструментов и базы компетенций. Второй - это более глубокое понимание клиента и всего процесса. Это исследование ценностного и личностного уровня клиента, свободное владение компетенциями, уверенность в себе и процессе..

Татьяна, в чем ты видишь необходимость российской сертификации в бизнес-коучинге? Как объясняешь это себе?

Как можно отличить профессионального специалиста от человека, предлагающего сомнительную услугу? Можно пойти по пути проб и ошибок: попробовать услугу и на третий раз убедиться, повезло тебе или нет. По-моему, затратный вариант, похоже на лотерею. А можно “на входе” понять, что уровень специалиста подтвержден профессиональным сообществом. Это значит, что он много учится, практикует, тестирует себя, заявляет о своих стремлениях быть среди лучших. Такой подход есть и в медицине, и в сфере юридических, строительных, образовательных услуг - то есть везде, где рынок структурирован, организован и упорядочен.

Мне кажется, мы, коучи, должны показать, что наша сфера имеет свои стандарты и требования. Тогда клиенты будут с большим доверием относиться к коучингу. И сертификация - это один из основных способов доказать клиентам, что мы серьезно относимся к нашей профессии и поддерживаем ответственный подход. То есть заявляем о стандартах и строгом им соответствии каждого профессионала.

Когда ты пропустила через себя всю эту историю с бизнес-компетенциями, изменилась ли как-то твоя работа, твоя личная коучинговая практика?

Я по-другому стала вести сессии. Чувствую себя более уверенной и свободной. Это важно, когда ты работаешь с бизнес-заказчиками, особенно, если это уровень руководителей и собственников. Это про партнерство: если ты чувствуешь себя зажатой в рамки, клиент это сразу замечает, и доверие снижается.

Когда я преподаю коучинг, я объясняю студентам, что если вы работаете с человеком, который неуверенно чувствует себя в жизни, не до конца понимает, что такое ответственность за свою жизнь, ждет “подсказки” или “красной таблетки”, ему больше подходит “спрашивающий” коуч. Через вопросы мы учим человека думать самостоятельно, искать ответы, слушать себя, становиться увереннее. А когда ты работаешь с топ-руководителем или собственником, то одними вопросами не обойдешься. Executive клиенту важно понимать, что коуч - партнер, он анализирует, обладает системным мышлением, имеет свое мнение и опыт. Продемонстрировать это и не “свалиться” в консультирование - это требует от коуча большого мастерства

Вот этому я и научилась благодаря российским компетенциям. Это изменило мой стиль и позволило работать с клиентами более высокого уровня как в интеллектуальном плане, так и с точки зрения статуса.

На мой взгляд, изучение российских компетенций и сертификация по стандартам НФПМК помогут нашим коучам повысить свой профессионализм, а клиентам - получить услугу, благодаря которой они будут расти, развиваться и наилучшим образом влиять на благополучие нашей страны.

Беседовала Ксения Гладков

Коллеги, мы приглашаем вас на программу, которая позволит овладеть современными компетенциями в бизнес-нише на самом высоком профессиональном уровне. 18 января 2023 года стартует второй поток обучения для подготовки к российской сертификации на уровень “Сертифицированный профессиональный бизнес-коуч” (СПБК). Будьте в числе тех, кто получит российский знак качества.

Регистрируйтесь на программу

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Расписание
Москва +
11 филиалов университета
Мы на связи:
Пнд.-Птн. 10:00-18:00
Вопросы?
Send this to a friend
Приветствую! Это может быть интересно для Вас: Сертификация в бизнес-коучинге по российским стандартам: взгляд изнутри
Ссылка: https://coachuniver.ru/sertifikaciya-v-biznes-kouchinge-po-rossijskim-standartam-vzglyad-iznutri/