«Благодаря менторингу я стала выше себя самой»
Интервью с коуч-ментором Милой Стельмах, РСС ICF

О профессиональных тонкостях и пользе менторинга для коучей, о результатах обучения менторингу и личных инсайтах мы говорили с Милой Стельмах, PCC ICF, ментором коучей, бизнес-коучем.

Расскажите, как проходит работа ментора с клиентом-коучем?

— Менторинг в коучинге – это партнёрская работа ментора и клиента-коуча с запросами коуча. Клиент определяет для себя, какую коуч-компетенцию он хочет отработать или на какой уровень профессионального мастерства подняться, и обращается к ментору.

До встречи ментора и клиента-коуча проходит этап подготовки к сессии. Задача коуча – записать в аудио или видеоформате свою коуч-сессию с клиентом. Видео – необязательный момент, но желательный для ментора, потому что это возможность увидеть эмоции коучИ во время сессии помогает ментору провести более детальный анализ. Дальше клиент-коуч передаёт сессию специалисту по транскрибации, либо делает транскрибацию самостоятельно, и предоставляет аудио и печатную версии сессии ментору, указав максимум две компетенции, в которых он хочет роста.

Сессия попадает в руки к ментору, и ему полагается 2-3 дня на анализ. Ментор просматривает встречу коуча с клиентом в текстовом и видео форматах (прослушивает аудио), делает пометки и продумывает рекомендации коучу.

На сессии менторинга клиент и ментор работают над запросом менти вместе. Сначала в аудиозаписи коуч-сессии длительностью 30-40 минут мы «идём» по структуре коуч-сессии, прослеживаем две компетенции, которые указал клиент в своём запросе. Дальше читаем печатную версию. И здесь начинаются чудеса осознания. Клиент-коуч, пересматривая свою сессию, зачастую останавливается на тех же моментах, которые я как ментор отметила во время анализа на подготовительном этапе, на которых я сделала акцент, что именно здесь можно изменить подход к компетенции. Если клиент сам не увидел свою точку роста, то я намеренно делаю паузу в сессии и задаю наводящие вопросы, поскольку ментор – это наставник коучингового формата. Например, я спрашиваю коуча: «Как сделать вопрос на пятой минуте диалога абсолютно недирективным, открытым, раскрывающим клиента?» И мы ищем ответ.

В распечатке сессии многие критические моменты сразу видно: неуместные подходы коуча, грубые ошибки (например, два вопроса одновременно), моменты, когда коуч ведёт клиента, а не клиент сам открывается ему.

В конце ментор-сессии мы ещё раз с клиентом просматриваем всю сессию, находим зоны роста коуча, где в дальнейшем он может повысить свою компетентность - если, например, коуч уровня ACC готовится стать РСС, то в сессии он должен демонстрировать другие вопросы, другую осознанность и поведение.

В ходе сессии мы делаем записи, чтобы проделанная работа не осталась только на словах. И завершается сессия на том, с чем коуч уходит: он делится своими осознаниями в ходе сессии, говорит, что было для него полезно и что будет делать дальше. При необходимости обсуждается запрос на следующую сессию и устанавливаются сроки встречи.

Если обобщить работу ментора с коучем, то в чём заключается основная польза менторинга для коучей?

— Говорят, что со стороны виднее. В менторинге это работает на 100%. Менторинг даёт возможность коучам взглянуть со стороны на свою работу и получить компетентный взгляд ментора на свою практику. На ментор-сессии коуч находится не в самой коуч-сессии, он наблюдает за собой, и он сразу становится внимательнее к своим проявлениям, вопросам, эмоциям, больше видит, слышит, замечает. И с другой стороны, у коуча есть партнёр с опытом, который может дать развивающую обратную связь, предложить решения для достижения нового уровня владения компетенциями.

Какие результаты получает клиент-коуч от менторинга?

— Спустя некоторое время после ментор-сессии, коуч начинает замечать свой прогресс – он видит, что делает лучше в своей практике и от чего смог отказаться. Вместе с воспитанием в себе глубокого уровня осознанности у коуча появляется больше доверия к клиенту, появляется глубина раскрытия запросов клиента, становится больше благодарных клиентов. Коуч начинает ощущать лёгкость в работе и получать наслаждение от результатов своей работы, от достижений клиентов. А клиент получает шикарные инсайты, быстрее движется и достигает целей, делает то, что давно хотел, но по каким-то причинам не делал.

Почему помощь ментор-коуча востребована?

— Если я хочу без ущерба для здоровья заниматься фитнесом, я прибегаю к услугам тренера. Потому что он как профессионал видит со стороны, правильно ли я приседаю, как я отжимаюсь, замечает, что я делаю не так, и корректирует меня. Тогда я могу наблюдать свой прогресс и результаты тренировок – стройные ноги, красивый пресс, ровная спина!

Когда я запоминаю комплекс упражнений, в услугах тренерах я вроде бы больше не нуждаюсь. Однако, тренируясь самостоятельно, я не всегда понимаю, правильно ли я выполняю упражнения, то есть на занятиях без тренера есть вероятность того, что я допускаю небольшие ошибки. И чтобы увидеть эти свои ошибки, скорректировать их или поменять комплекс упражнений для большего прогресса, я раз в полгода возвращаюсь на месяц к услугам тренера.

Потребность в менторе для коучей аналогична этому примеру про фитнес. Например, когда коуч только обучился и начинает практиковать, не пользуясь услугами ментора, то он в какой-то момент может заблудиться, начать ошибаться. И если вообще не обращаться к ментору, то ошибки в практике выходят на уровень навыка. чужие кейсы.

В коучинге есть такие созидательные моменты, как, например, желание быть полезным клиенту, поэтому коучи стремятся сохранять структуру сессии, держать фокус, сохранять внимание на запросе, структурировать. Содействие ментора для коуча ценно потому, что мы, менторы, работаем над актуальными запросами коуча и анализируем реальные коуч-сессии, а не придуманные или чужие кейсы.

Как на вас повлияло обучение менторингу в коучинге?

— Обучение менторингу в коучинге позволило мне встать на более высокий профессиональный уровень. Я стала на уровень выше себя самой. Тот профессионал, которым я была в коучинге до профессии менторинга, и тот профессиональный коуч, которым я стала после обучения менторингу в коучинге и практики, - это небо и земля. Когда я как ментор делюсь знаниями, передаю их менти, обогащая его, я одновременно отрабатываю коучинговые навыки - безоценочность, открытость, умение раскрыть ресурсы собеседника.

Что изменилось в вашей профессиональной практике и в вашей жизни благодаря роли ментора?

— Благодаря роли ментора у меня появились новые привычки – слушать и дослушивать до конца, появилось золотое правило – «не додумывать, а доспрашивать», появилось много полезных привычек, которые отодвигают, вытесняют из жизни дурные привычки. Многие мои жизненные принципы уже были выработаны до знакомства с менторингом и коучингом, но благодаря этим технологиям и практике, они усилились.

Одно из моих многочисленных жизненных правил, которое утвердилось благодаря менторингу, - «если хочешь изменить ситуацию, начинай с себя». И это не слова ради слов, это то, что я применяю каждый день в практике, живу так вот уже несколько лет. Я убеждена, что наша внутренняя энергия – это всё, что создано в этом мире, и от того, как мы мыслим, зависят материальные вещи и ситуации, которые происходят вокруг нас.

Расскажите значимую для вас ментор-историю?

— Мой личный инсайт при работе с ментором. Несколько лет назад я готовилась к первой профессиональной сертификации, и мне нужно было провести онлайн-сессию для защиты. Страшно было безумно, при одной мысли «не сдам» сводило конечности. Страх меня парализовывал.

В этот период, примерно за неделю до сертификационной сессии, я пошла на ментор-сессию. Мы провели всю работу по структуре, сессия подходила к концу, и ментор спросил меня: «Чем я могу быть полезна?» Эти последние пять минут встречи с ментором стали для меня переломным этапом в жизни, я поменяла подход и мышление относительно страхов.

Что произошло. Я рассказала ментору, что боюсь провала, и в коучинговом формате мы вместе нашли, как заменить парализующее чувство на продвигающее. И это теперь ещё один жизненный принцип для меня – «интерес вместо страха». Теперь к каждому событию в своей жизни, которое потенциально может вызвать у меня страх, я подхожу с позиции маленького ребёнка, изучающего мир, с позиции «что в этой ситуации есть интересного и нового для меня?»

Благодаря умению заменять страх на интерес, я месяц назад прошла следующую профессиональную сертификацию на уровень PCC ICF.

Основная задача ментора в коучинге - это умение анализировать сессию менти (ученика) по компетенциям ICF, создавать сильный менторский контракт и давать обратную связь на основании ментор-компетенций. Однако менторинг в коучинге – это история не только об умении анализировать сессии, это ещё о мудрости, о более эффективных моделях мышления, которые позволяют ментору развиваться в профессии коуча и помогать развиваться коллегам. Хотите дополнительную специализацию, которая будет развивать вас как коуча? Приглашаем вас на международную программу «Менторинг (коуч как ментор)» CCE ICF.

3 ключевых результата для вас:

усилить себя как коуча, за счёт проработки коучинговых компетенций;

получить новую перспективную профессию ментора для коллег-коучей;

возможность работать ментором как с коучами, так и с компаниями в качестве бизнес-ментора.


 
Июнь 2020
Июль 2020
Сентябрь 2020
Октябрь 2020
Начало новой программы будет опубликовано в ближайшее время.
Загрузить ещё

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Расписание
Москва +
11 филиалов университета
Мы на связи:
Пнд.-Птн. 10:00-18:00
Вопросы?
Send this to a friend
Приветствую! Это может быть интересно для Вас: «Благодаря менторингу я стала выше себя самой»
Ссылка: https://coachuniver.ru/blagodarya-mentoringu-ya-stala-vyshe-sebya-samoj/