«Благодаря менторингу я стала выше себя самой»
О ценности менторинга для коучей, о популярных запросах на менторинг и роли менторов в профессиональном развитии коучей в интервью Татьяны Руссу, сертифицированного коуча PCC ICF, бизнес-тренера по развитию управленческих навыков.

Зачем коучи обращаются к менторам?

— Если коуч хочет профессионально расти, быть более полезным клиентам, зарабатывать больше денег – ему необходимо регулярно проходить менторинг. Это как плановый профосмотр у врача.

У человека, который работает в организации, всегда есть возможность понять, насколько хорошо или плохо он выполняет свои обязанности. Коллеги и руководитель рано или поздно скажут, что он делает не так, а в чем он силен. И даже если такой обратной связи нет, можно оценить свой уровень профессионализма, наблюдая за работой людей, которые трудятся бок о бок с тобой.

У коучей такой возможности нет. Особенность нашей профессии в том, что мы работаем один на один с клиентом, и вся ответственность за процесс лежит на нас, коучах. Поэтому потребность в обратной связи возникает регулярно и очень остро. Кто её может предложить? Только ментор.

Да, клиент даёт обратную связь, но она больше эмоциональная - «Ух ты! Как классно вы мне помогли!» А мне важно понимать, что я могу улучшить или сделать по-другому, чтобы быстрее и глубже приходить с клиентом к результату. Конечно, мы все «прокоученные» - регулярно обращаемся к своим коллегам за помощью. Но это взгляд изнутри. Нужен внешний профессиональный наблюдатель, который подскажет точки роста. Поэтому, если вы пришли в коучинг всерьез и надолго, то регулярная работа с ментором – это главный инструмент профессионального роста.

Расскажите о вашем знакомстве с менторингом?

— Мой первый опыт менторинга в роли менти был на программе обучения в Международном университете Global Coaching. На базовой четырехмодульной программе он «встроен» в обучение как групповой менторинг. На пятом модуле предусмотрены индивидуальные ментор-сессии для студентов с преподавателями уровня не ниже РСС, и у меня была возможность получить обратную связь от нескольких профессионалов.

Забавно, что в начале обучения студенты очень боятся идти на менторинг, думают, что это такой вариант «экзамена» и ментор их будет оценивать («двоечник», «отличник»), выставлять отметки, как в школе. Поэтому сначала приходится почти силком назначать кому-то из них ментор-сессию. Но как только учащиеся понимают смысл и особенность формата, огромную пользу и скачок в развитии – вот тут уже приходится устраивать лотерею: кому повезет стать менти на следующей встрече.

Вы знаете, что есть такое понятие как «самокоучинг». По аналогии можно сказать, что есть «самоменторинг»: когда коуч записывает (с согласия клиента!) свои сессии, а потом переслушивает их. Это, несомненно, полезно. Но иногда просто необходим взгляд со стороны, новая идея, чей-то опыт, чтобы вырваться из шаблонного мышления и увидеть, как можно проявить ту или иную компетенцию более точно, мастерски. И вот когда у коуча назревает вопрос: «Как мне это сделать это по-другому», в этот момент и появляется потребность в менторинге.

Каким был значимый для вас ментор-опыт?

— В одно время у меня было много «говорливых» клиентов. С этой проблемой сталкиваются многие коучи: когда клиент говорит долго и пространно, а ты не знаешь, как его остановить (и надо ли? Вдруг это все важно?!) Меня это очень тормозило, потому что я не знала, как себя с ними вести, сессии затягивались, возникало ощущение «хождения по кругу», я нервничала, клиент не получал нужный результат. Мне было важно разобраться с этой темой как можно скорее, поэтому я обратилась к сертифицированному ментору, коучу PCC Наталье Майоровой. И мой главный вопрос был такой: «Куда мне двигаться, когда клиент выносит на сессию много информации и тем, а потом не знает, что выбрать и куда идти?»

Мы разбирали ситуацию на примере конкретной коуч-сессии, и в какой-то момент ментор сказала: «Представь, что коуч-сессия – это дорога. Вот вы с клиентом идете по ней, и вдруг перед вами появляется знак «Развилка». Можно двигаться вправо, влево или прямо. Как ты будешь выбирать, куда поехать? В какую сторону пойдёшь за клиентом?» И для меня это был момент озарения, инсайта. Я не просто поняла – я прочувствовала, как можно перестать метаться между этими дорогами вместе с клиентом, а мягко привлечь его внимание и предложить выбрать самое важное направление. До сих пор, когда я сталкиваюсь с подобными ситуациями в сессиях, у меня в голове «зажигается» этот знак, и я действую аккуратно, уверено и в интересах клиента.

Что поменялось в вашей практике после этой сессии менторинга?

— После ментор-сессии с Натальей проблема снялась, «говорливые» клиенты исчезли из моей практики, потому что я перестала их бояться и научилась с ними работать. А кроме того, повысилась моя уверенность в своих силах, клиенты стали быстрее приходить к результату, получать от сессии больше пользы. И я подняла стоимость своих услуг – теперь я знала, что они того стоят.

Я могу точно сказать, что сама бы никогда не увидела такое решение, не смогла визуализировать его, потому что шла по накатанной колее. До менторинга с Натальей я выносила эту проблему на коуч-сессию, искала решение внутри себя, читала про компетенции и смотрела записи сессий своих коллег. Но этого было недостаточно! Мне действительно нужен был взгляд со стороны именно на мою ситуацию. Взгляд более опытного коллеги, который смог бы направить и сфокусировать моё внимание так, чтобы у меня в голове что-то «щелкнуло», и я осознанно поменяла свое поведение в сессии. В менторинге чужой опыт органично встраивается в практику клиента. И в этом его особенность.

Давайте будем честными – мы все любим делиться опытом, давать советы. И делаем это из лучших побуждений. И даже порой к месту – когда нас об этом просят. Но даже в этом случае мы предлагаем другому человеку свою картину мира, свое понимание «правильно/неправильно, надо/не надо», абсолютно не задумываясь об особенностях ситуации и его мировосприятии. Ментор же умеет так подать свой опыт, что это не будет навязыванием. Он делится тем, как это было у него или как он бы поступил в подобных обстоятельствах. Ты смотришь на его «картинку» и говоришь: «Вот это мне не подходит, вот это – интересно, а вот так я хотел бы попробовать. Но не уверен, что получится». Тогда ментор предлагает подумать, а как ты можешь интегрировать его опыт в свою жизнь, с какими доработками будешь использовать в нужной ситуации. И когда ты вместе с ментором начинаешь рассматривать предложенный вариант, ситуация разворачивается совершенно иначе. И, кроме того, всегда есть возможность принять или не принять это новое решение: ведь, когда меня заставляют принять совет, я сопротивляюсь, а когда мне предоставляют свободу выбора, то я с большим интересом и любопытством рассматриваю предложение.

С какими ещё сложностями обращаются коучи к менторам?

— Мне кажется (во всяком случае, я сужу по себе и своим коллегами, с которыми общаюсь), чаще всего сложности возникают со второй компетенцией – с целеполаганием. От умения быстро и качественно заключить контракт зависит, как пойдет вся сессия и насколько значимый результат получит клиент.

На этапе формирования цели есть много подводных камней, которые мы, коучи, не сразу замечаем, потому что находимся в состоянии потока и, словно лодка, плывём по реке сессии. Когда ментор прослушивает запись, он замечает значимые слова и фразы, интонацию клиента, и может привлечь внимание коуча: «Посмотри, а как еще можно было действовать? Какой еще вопрос можно было бы задать, чтобы углубить осознанность клиента? Я бы в подобных обстоятельствах действовал бы следующим образом…» И коуч, анализируя, начинает понимать, как и какие навыки он может улучшить.

А в целом, запрос может быть на любую компетенцию, которая начинает «западать». Например, вам начинает казаться, что ваши вопросы недостаточно «сильные». Или что по какой-то причине вы не можете удержать присутствие или создать доверие с клиентом. Все это можно проработать в разговоре с ментором, который укажет на значимые моменты в сессиях. И поняв, как с ними работать, вы выйдете на абсолютно новый уровень осознания, почувствуете себя более профессиональным и уверенным.

В чём состоит роль работы с ментором в получении сертификации?

— Менторинг – необходимое условие получения сертификации ICF. Есть регламент ICF, который определяет, какое количество часов менторинга обязательно должен пройти соискатель той или иной квалификации. Это формальный момент. Но есть и неформальный – показатели (маркеры) каждой компетенции, которые по-разному проявляются в сессии. И когда коуч хочет понять, на какой уровень квалификации он может сейчас претендовать, ему нужен профессионал, который умеет анализировать сессии по этим поведенческим маркерам и может объяснить, какую компетенцию коуч демонстрирует на уровне PCC, а какую на уровне АСС. Ментор показывает, на каком уровне находятся сейчас компетенции коуча и какой путь ему нужно пройти, чтобы стать сертифицированным специалистом.

Думали ли вы когда-нибудь о том, чтобы стать ментором?

— Да, я думаю о том, чтобы обучиться менторингу. Во-первых, услуги ментора однозначно востребованы, потому что с ними связано непрерывное развитие коучей. Во-вторых, для меня менторинг интересен тем, что, по сути, менторство – это очень хорошо развитая седьмая компетенция. На мой взгляд, она очень важна в executive coaching, в тренерстве и даже в обычной жизни: поделиться своим мнением так, чтобы человек с удовольствием его принял и воспользовался – это дорогого стоит.

Кроме того, менторство – это возможность усилить себя как коуча. Мы знаем, что в коучинге эксперт – клиент, и задача коуча быть «зеркалом». Но именно навыки менторинга, на мой взгляд, дают коучу возможность проявить себя в сессии на совершенно другом уровне коучингового мастерства: не просто «отражать», а быть в сессии полноценным партнером, личностью, чей взгляд на ситуацию не вторгается в «картину мира» клиента, а рождает новые мысли и осознания, дает клиенту толчок для развития и переосмысления ситуации.

Хотите получить дополнительную специализацию, которая будет развивать вас как коуча? Приглашаем вас на международную программу «Менторинг (коуч как ментор)» CCE ICF.

Основная задача ментора в коучинге - это умение анализировать сессию менти (ученика) по компетенциям ICF, создавать сильный менторский контракт и давать обратную связь на основании ментор-компетенций.

Результаты программы:

усилите себя как коуча, за счёт проработки коучинговых компетенций;

получите новую перспективную профессию ментора для коллег коучей;

сможете работать профессиональным ментором как с коучами, так и с компаниями в качестве бизнес-ментора.

Регистрируйтесь на программу! Ваши клиенты-коучи ждут вас.


 

2 Comments

  1. Данный пример — далеко не единственный. Благодаря практике менторинга в моих отношениях с детьми наступил прорыв. Я чувствую, как укрепляется взаимное доверие, — лучший фундамент для построения самых прочных отношений. Директивное воспитание и контроль уступили место эффективному взаимодействию по типу «равный-равный». Я верю им, а они мне. Что может быть ценнее для родителя?

  2. Elena:

    Залина, замечательно!
    Спасибо, что Вы поделились своим примером. Желаем Вам дальнейших успехов!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Расписание
Москва +
11 филиалов университета
Мы на связи:
Пнд.-Птн. 10:00-18:00
Вопросы?
Send this to a friend
Приветствую! Это может быть интересно для Вас: Может ли коуч зарабатывать больше благодаря менторингу?
Ссылка: https://coachuniver.ru/mozhet-li-kouch-zarabatyvat-bol-she-blagodarya-mentoringu/